НАСЛЕДИЕ НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ ПОЛТАВСКИХ

Доклад Высокопреосвященнейшего митрополита Полтавского и Миргородского Филиппа

на Международной научной конференции

«Церковь мучеников: Гонения на веру и Церковь в ХХ веке».

Киевская духовная Академия

6 — 7 февраля 2020 г.

 

НАСЛЕДИЕ НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ ПОЛТАВСКИХ

 Всякий раз приступая к труду изучения жизнеописания новомучеников и исповедников ХХ века, обращаясь к их примеру благочестия и благоговейно «взирая на кончину жизни их» (Евр. 13:7), мы пытаемся осознать ценность их жертвенного подвига для Церкви Христовой, членами которой являемся мы с Вами.

Живя последние десятилетия в относительном внешнем спокойствии и благоденствии, Святая Церковь, как Царство «не от мира сего» (Ин. 18. 36) никогда не пребывала в полном благополучии. Об этом говорил Господь наш Иисус Христос, предупреждая нас: «В мире будете иметь скорбь» (Ин. 16. 33), и «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15. 20). Также Священное Писание свидетельствует: «что все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (II Тим. 3. 12).

Православная Церковь перешагнув рубеж ХХ века, никогда для себя не закроет страшную страницу происшедших в этом веке чудовищных гонений и репрессий в отношении Её чад, и память о новомучениках всегда будет укреплять и ободрять нас в ревностном служении Богу и готовности подвизаться даже до крови. В этом мы и находим для себя источник вдохновения для претерпевания различных притеснений и преследований, случающихся с нами не без ведома Всеблагого Промысла Божия, и поэтому так важно знать и помнить о тех подвижниках и исповедниках веры, чья кровь стала семенем Церкви века нынешнего.

Проведение подобных конференций и встреч, а также любая популяризация памяти новомучеников и исповедников, особенно местночтимых, призвана дать новому поколению христиан живой пример самоотверженного служения Богу и Его Святой Церкви.

В контексте вышесказанного хочу обратить ваше внимание на историческую картину антирелигиозной деятельности атеистического режима в границах полтавского региона.

Неоспоримым фактом является то, что, насилие и террор были основными методами утверждения советской власти на Украине. Иначе не могло и быть, ведь украинский народ в то время стремился к созданию самостоятельного государства. Идеи большевиков были чужими для многих.

Борьба советской власти против Церкви и планомерное уничтожение храмов начались сразу после Октябрьского переворота и принятия Декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Борьба против «опиума для народа», а также попытки пополнить государственную казну под видом кампании помощи голодающим Поволжья привели к сокращению финансирования на содержание исторически значимых храмов, снятия большинства из них из государственного учета, изъятию церковных ценностей, закрытию множества храмов и монастырей, ликвидации святых мощей, перерегистрации религиозных общин под «обновленческие». Эти действия сопровождались грубым административным давлением на духовенство и верующих, нескрываемой воинственной атеистической пропагандой. В результате реализации атеистической политики в начале 1920-х гг. на Полтавщине число православных храмов сократилось с 1300 до 700.

С 1937 года происходили массовые репрессии духовенства и монашествующих. В 1938 году, после расстрела в урочище Трибы под Полтавой временно управляющего епархией Преосвященного епископа Митрофана (Русинова), и с ним почти всего Полтавского духовенства, около 40 человек, кафедра в Полтаве практически прекратила свое существование.

Вследствие массированного изъятия у религиозных общин храмов в 1940 году на территории Полтавской области осталась только одна действующая церковь.

В период немецко-фашистской оккупации, в 1942-1943 годах, Полтавская епархия на некоторое время возобновила свою деятельность, часть церквей была открыта. Управлял епархией протоиерей Владимир Биневский, затем — епископ Вениамин (Новицкий) с титулом «Полтавский и Лубенский»

В послевоенные годы Полтавская епархия пострадала так же, как и вся Церковь. Сказалась Хрущёвская «борьба с религией». Как свидетельствуют архивные данные, в 1945 году в епархии было 346 церквей и 376 священнослужителей (в том числе 5 монахов). Такая ситуация сохранялась до 1961 года. В рамках новой кампании по борьбе с церковью с 1960 до 1964 гг. ликвидировано 200 религиозных общин, 50 храмовых сооружений разобрано.

К 1970 году количество храмов сократилось до 52, а священнослужителей осталось только 65, и ни одного монастыря. Такая ситуация сохранялась до падения советского строя.

Всего за годы существования советской власти на территории Полтавской области было уничтожено около 700 храмов (90% существующих), значительно ослаблен институт духовенства, разрушен ценный историко-культурный архитектурный комплекс.

Но кровавые годы большевистского террора не только уничтожили храмовые здания, они порушили множество человеческих судеб, сломили народный уклад жизни, пронизанный христианским сознанием, и просто физически истребили миллионы людей.

Начало 1920-х и конец 1930-х гг. стали временем наиболее жестких гонений на Церковь.

В письме к Христиану Раковскому от 5 мая 1919 г. Владимир Галактионович Короленко описал ужасные картины красного террора, жертвами которого были не «буржуи и помещики», как утверждали большевики, а простые люди Полтавщины: «Обстановка этих казней вызывает просто жуть. Ночью людей привозили к вырытым могилам на кладбище, ставили на доску над ямой, и пристреливали. Человек падал в яму и его закапывали, возможно еще живым».

Подобное можно было наблюдать во всех уголках советского государства. Так, например, полтавская земля обагрилась кровью новомучеников уже в начале 1919 года. На это указывает в своей книге «Красный террор в России» крупнейший историк революции и Гражданской войны Сергей Петрович Мельгунов: «В Полтаве и Кременчуге всех священников сажали на кол. В Полтаве, где царил «Гришка-проститутка», в один день посадили на кол 18 монахов. Жители утверждали, что Гришка сжигал особенно бунтовавших крестьян, а сам …, сидя на стуле, потешался зрелищем».

В июне 1919 года «чрезвычайкой» был ограблен Полтавский Крестовоздвиженский монастырь, который находился под особым наблюдением чекистов, из-за подозрений в помощи Добровольческой армии. Утверждалось, что братия монастыря разрабатывает план подготовительных действий к вооруженному восстанию для устранения советской власти в Полтаве, проводя свои собрания ночью, во время всенощных служб. Но, как выяснилось позже, это обвинение послужило лишь поводом для будущих гонений на Православную церковь.

В ночь с 11 на 12 июля монастырь снова стал жертвой большевистского террора. На этот раз чекисты совершили здесь настоящий погром. Часть монахов была арестована. Одним из первых, кто пострадал от рук безбожников среди насельников монастыря, стал эконом обители иеромонах Нил. Очевидцы вспоминали, что над отцом Нилом, уже пожилым человеком, большевики сильно издевались. Они привязывали его к лошади и тащили по земле, а на лошадь сажали монахиню и заставляли погонять. Во время этой жуткой процессии мученик громко читал Символ Веры, исповедуя этим, что все муки он переносит ради Христа. 17 июля отца Нила вместе с двумя неизвестными отвели в лес рядом с селом Розсошенцы и там всех троих расстреляли.

На следующий день, при большом стечении народа, замученное и изуродованное тело невинного страдальца, монастырской братией во главе с игуменом Алипием было перенесено в монастырь и похоронено на монастырском кладбище.

Память о благочестивом монахе и мученике жила в сердцах православных полтавчан. В течение многих лет в городских храмах при совершении заупокойных богослужений верующие молились за упокой «убиенного иеромонаха Нила».

В том же 1919 году группа полтавского духовенства и мирян во главе с архиепископом Полтавским Феофаном (Быстровым) навсегда покинула Полтаву и отправилась за границу. Среди этих эмигрантов, возможно, были и те, кому пришлось стать свидетелем исповеднического подвига отца Нила. А потому, 1 ноября 1981 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви Заграницей, который состоялся в Нью-Йорке, иеромонах Нил был причислен к лику святых в Соборе новомучеников и исповедников Российских в чине преподобномученика. А в январе 2013 года Священным Синодом под председательством Блаженнейшего митрополита Владимира было принято решение благословить внести имя преподобномученика Нила Полтавского в месяцеслов Украинской Православной Церкви с установлением памяти в день его мученической кончины 17 июля.

Но на этом злодеяния советского режима на Полтавщине не прекратились. Подобную кровавую расправу большевики учинили и с монахами Мгарского монастыря. В так называемой «лубенской операции», которую позже назовут Мгарской трагедией, достигла своего апогея кровавая стихия преступлений новой власти против Церкви.

Все началось еще в июне 1919 года, когда в монастырь прибыл большевистский «Антоновский» полк. Все монахи сразу же были изгнаны из помещений, где они находились, и им пришлось искать убежища в сараях и хозяйственных постройках, а в жилых корпусах разместились большевики. И хотя места здесь хватало, но стремясь полностью осквернить святыню, они заняли еще и теплую Благовещенскую церковь, которая находилась под одной крышей с архиерейскими покоями. По словам очевидцев, большевиков было около 500 человек.

Вели они себя ужасно: спали штабелями, ходили по церкви в шапках и устраивали там развратные оргии с женщинами. В алтаре сломали царские врата, разворовали содержимое шкафа, где хранились шелковые и шерстяные подрясники. Икону Богородицы в нижнем ряду иконостаса безбожники пробили штыками в районе шеи, а икону небесного покровителя обители Афанасия — в уста. С местночтимого Лубенского образа Божией Матери, находившегося у клироса, были сорваны шторки и серебряный венец (его впоследствии, чтобы поглумиться, надевали на кобылу). За неделю до прихода Добровольческой армии большевики покинули монастырь, оставив здесь разруху и осквернение святынь. Однако никаких репрессий по отношению к монастырской братии они тогда не применили.

1 августа явились белогвардейцы армии Деникина. После ночевки они двинулись на Лубны, но в тот же день были вынуждены отступить.

4 августа в монастырь вновь пришли красноармейцы и потребовали от иноков освободить помещения. Под вечер 5 августа, когда братия готовилась к службе накануне Преображения Господня, – престольного праздника обители – из города прибыл новый отряд красных и велел инокам собраться, якобы на перепись для получения пайков. Братия повиновалась, и в этот момент им объявили об аресте за недавний прием деникинцев. Затем, по приказу и под надзором конвоиров, иноки дважды ходили в лес за дровами и нагрузили зерном 2 подводы. Предполагалось грузить и дрова, но, из-за спешки красных, они остались в монастыре.

Конвой с арестованной братией, подводы с зерном и красноармейцы, направились в Лубны. Здесь арестанты пробыли около 2-х часов в военном комиссариате, игумена Амвросия вызывали к комиссару. Вернувшись от него, отец Амвросий с печалью говорил о чём-то одному из иноков. После этого братию отконвоировали на железнодорожный вокзал, и, продержав там ещё около 2-х часов, повели далее – по дороге на Пирятин.

По той же дороге, обгоняя конвой, отступали из Лубен – под натиском деникинцев – другие отряды красных. Верстах в 6-ти от города, в районе села Круглик, конвоиров нагнал отряд верховых. Один из них приказал разделить монахов на 3 группы по 8 человек, отвести старшую группу в сторону и приготовиться к расстрелу. Входивший в 1-ю группу отец Амвросий начал просить пощады для братии. Подойдя к игумену, командир оборвал его словами: «Довольно вам морочить людей!» – и выстрелил в упор из револьвера. Настоятель упал наземь. Следом прогремели 2 ружейных залпа.

Через версту от этого места красные расстреляли 2-ю группу монахов, ещё через версту – 3-ю. На всех 3-х местах раненых добивали шедшие мимо красноармейцы, с лежащих иноков стягивали сапоги. Но в каждой из групп находились лица, раненые не смертельно или не получившие ран и сумевшие отползти.

Из 25-ти арестованных в ночь на 6 августа были убиты 17: игумен Амвросий, иеромонахи Аркадий, Иоанникий, Иона, Иосиф, Никанор, Афанасий, Феофан, Серапион, Никострат, иеродиакон Иулиан, монахи Иоанникий, Герман, Назарий, Парфений, Потапий, Доримедонт.

Выжили 8, большинство из которых осенью 1919 года дали показания организованному деникинцами следствию. Из материалов дела известно также, что 6 августа 1919 года тела мучеников были доставлены в земскую больницу Лубен и позже сфотографированы для свидетельства о злодеяниях богоборцев.

8 мая 2008 года решением Священного Синода Украинской Православной Церкви  преподобномучеников Мгарских канонизаровали, а 30 августа того же года был совершен торжественный чин прославления.

Неслучайно я обращаю особое внимание на описание мученического подвига этих святых, потому как именно прошлый 2019 год ознаменовался празднованием 100-летнего юбилея мученической кончины преподобномучеников Нила Полтавского и 17 Мгарских святых.

Эти мученики были не единственными пострадавшими в годы репрессий, а впоследствии прославленными в лике святых Полтавской епархии.

Как уже было упомянуто выше, в март-апреле 1938 года в области было арестовано 37 священников и церковнослужителей, в том числе и бывших, среди них священники Макариевского храма в Полтаве Андрей Иванович Щетинский и Иван Митрофанович Костецкий. Были арестованы и миряне — сестры Варвара Всеволодовна и Наталья Васильевна Остроградские, дворянки по происхождению. По постановлению «тройки» НКВД от 23 апреля 1938 года все причастные к делу (37 человек) были приговорены к расстрелу с конфискацией личного имущества. Среди расстрелянных следует отметить двух людей, которые своей праведной жизнью сподобились быть причисленными к лику святых. Это бывшая игуменья Козельщанского монастыря Олимпиада (Вербецкая) и клирик Николаевской церкви Полтавы протоиерей Георгий Коваленко, который, как и преподобномученик Нил, был канонизирован Русской Зарубежной Церковью.

Судьба игуменьи Олимпиады ІІ после уничтожения последнего монастырского приюта была очень сложной и оборвалась трагически. Очевидно, что пожилая, уставшая годами и настоятельскими трудами игуменья могла в то время выбрать для себя тихий образ жизни: уйти на покой и прожить остаток своих дней в одном из ближайших небольших поселений или на родине, зарабатывая на хлеб насущный, однако неутомимая исповедница Христовой веры взяла в свои руки тяжкий крест мученичества.

Сначала ей пришлось вытерпеть страшный голод 1933 года, затем — перенести проживания по людям. Наконец, она перебралась в Полтаву, где тайно проживала на квартире, — тех, кто знал и уважал матушку, было немало. Попав в областной город, она начала собирать вокруг себя православных женщин, опекать монахинь из разоренных монастырей, объединяя их в небольшой подпольный монастырь. Об этом рассказывали полтавские старожилы и Козельщанские насельницы.

В феврале 1938 года власти выдали ордер на ее арест, но сразу осуществить это им не удалось — верные люди матушку тщательно прятали. Однако, донос предательницы сделал свое дело, и 18 марта матушку все же отправили в тюрьму. Следует заметить, что в то время был Великий Пост. 63-х летняя игуменья держалась в тюрьме с глубокой человеческой порядочностью и высоким христианским достоинством. Ее ответы на допросах были четкими и бескомпромиссными. Старожилы вспоминали, что матушку Олимпиаду чрезвычайно жестоко пытали — ей даже вырезали на груди крест.

В начале июня 1938 года матушку Олимпиаду вызвали в зал суда и зачитали страшный приговор: «Вербецкую Олимпиаду Константиновну расстрелять. Имущество, принадлежащее лично Вербецкой конфисковать». 2 июня 1938 года состоялся массовый групповой расстрел. Среди расстрелянных значилась и фамилия Вербецкая.

Спустя 80 лет, в 2008 году, как раз 2 июня игуменья Олимпиада была канонизирована.

Нельзя не сказать и о священномученике Василии (Зеленцове), который долгое время был настоятелем Свято-Троицкой церкви города Полтавы. Его миссионерская, просветительская, проповедническая деятельность привлекала в Церковь множество людей, достаточно сказать о том, что его проповеди приходили послушать представители протестантских исповеданий.

25 августа 1925 года в Троицком храме он был рукоположен во епископа Прилукского, викария Полтавской епархии, а уже в сентябре 1926 года был арестован, отправлен в Харьков и приговорен к трем годам лагерей. Срок заключения отбывал на Соловках.

9 декабря 1929 года, был арестован и этапирован в Москву, в Бутырскую тюрьму.

В феврале 1930 года коллегия ОГПУ приговорила его к расстрелу. Казнен 7 февраля 1930 года. По одной из версий, подтвержденной ближайшими свидетелями, священномученика Василия (Зеленцова) сбросили живым на цементный пол тюрьмы с верхнего этажа, и на окровавленное тело мученика спустили собак, а обглоданные собаками кости выбросили в выгребную яму.

Канонизирован 4 апреля 1997 в Полтаве.

К слову сказать, он был первым новомучеником, которого канонизировали в лике местночтимых Полтавских святых. Ему установлен памятник во дворе кафедрального Свято-Макариевского собора, его имя произноситься на отпустах в городских храмах, и именно он считается покровителем Полтавы.

Также, к сонму новомучеников и исповедников Полтавского края мы относим священномученика Сильвестра (Ольшевского), епископа Прилукского викария Полтавской епархии, который до своего архиерейства нёс послушание полтавского епархиального миссионера и преподавателя истории, пастырского богословия, литургики и гомилетики в Полтавской духовной семинарии. После священнической хиротонии зачислен в клир Полтавского кафедрального собора. Был руководителем и законоучителем женской воскресной школы Полтавы, а также находился на должности епархиального наблюдателя церковных школ Полтавской епархии.

С 1911 — 1914 гг. являлся настоятелем Полтавского монастыря. Позже архиепископ Омский и Павлодарский.

26 февраля 1920 был жестоко убит большевиками.

В 1998 году архиепископ Сильвестр был канонизирован как местночтимый святой Омской епархии, а в августе 2000 года прославлен в лике новомучеников и исповедников ХХ в. для общецерковного почитания.

Особо чтиться в Полтавской епархии священномученик Александр (Петровский), архиепископ Харьковский, который в разные годы был и настоятелем Лубенского Спасо-Преображенского Мгарского монастыря, и настоятелем скитской церкви Козельщанского Рождества Богородицы женского монастыря Полтавской губернии, впоследствии — духовник скита.

В 1939 году был приговорен к 10 годам тюремного заключения. После суда находился в тюрьме, через несколько месяцев приговор был отменен и дело было возвращено на доследование. Находился в корпусе для неизлечимо больных. Умер 24 мая 1940 года в тюремной больнице Харькова на 89-м году жизни.

22 июня 1993 году прославлен как местночтимый святой Харьковской епархии, а в 2000 году как общецерковный святой. Мощи священномученика Александра находятся в Свято-Благовещенском соборе Харькова.

В составе собора Полтавских святых есть и имя священномученика Аркадия (Остальского), епископа Бежецкого, который в 1926 году был хиротонисан во епископа Лубенского, викария Полтавской епархии, но из-за запрета властей не выезжал из Харькова и дистанционно руководил Полтавской и Черниговской епархиями, а в Лубнах совершил единственное богослужение на Пасху.

Был расстрелян в 1937 году на полигоне НКВД, недалеко от поселка Бутово под Москвой. Похоронен в общей могиле.

Также, почитается и священномученик Дамиан (Воскресенский), архиепископ Курский, который с 1927 по 1928 год управлял Полтавской епархией, и в 1937 году расстрелян в урочище Сандормах, возле города  Медвежогорска в Карелии.

Действительно, листая трагические страницы судеб наших святых мучеников, понимаем, что « и  сие от Бога, потому что им дано было ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него», как пишет апостол Павел к Филипийцам (1:29). Они были не просто верующими, они засвидетельствовали свою веру кровью. И это дар. Для них дар — нетленный венец Царства, для нас пример в верности Христу, и особое покровительство и предстательство у Престола Божия.

Верим, что святые мученики, которые своей добровольной смертью за веру показали силу данной им благодати, которая превратила страдания в радость, и тем самым показали победу Христа над смертью, они своими молитвами испрашивают и сейчас для нас Божественную благодать, которая направляет нас на пути следования за Христом, приводит заблудившихся в познание Истины, помогает нам трудиться над возрождением утраченных святынь, и вспомоществует созидать Тело Христово, которое и есть Церковь Бога Живаго.

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *